Пантюшов Олег Викторович адвокат
Рег. №77/8992 в реестре адвокатов города Москвы, специалист по налоговому законодательству. Выпускник МГЮА им. О.Е. Кутафина. Автор более 50 публикаций по проблемам налогового законодательства в российских и зарубежных юридических журналах.

Судебно-арбитражная практика (налоговые споры)

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 25.07.2017 г. № А68-12870/2014

Судом апелляционной инстанции указано, что объект капитального строительства достроен и введен в эксплуатацию 11.08.2014, спустя десять месяцев после перехода налогоплательщика на общий режим налогообложения, следовательно, товары, работы и услуги были приобретены для осуществления операций, облагаемых НДС. Товары (работы, услуги) приняты на учет в соответствии с бухгалтерским и налоговым законодательством. Налогоплательщиком предъявлены счета-фактуры, оформленные в соответствии с требованиями статьи 169 НК РФ. Согласно подпункту 1 пункта 3 статьи 346.16 НК РФ расходы на приобретение (сооружение, изготовление) основных средств в период применения УСН принимаются с момента ввода этих основных средств в эксплуатацию. Однако, подпункт 1 пункта 3 статьи 346.16 НК РФ не может быть применен в данных обстоятельствах, а общество не могло учесть суммы налога на добавленную стоимость, уплаченные при сооружении основного средства, так как момент ввода основного средства в эксплуатацию наступил не в период применения УСН, а когда общество уже находилось на общем режиме налогообложения, данное здание во время применения специального режима не эксплуатировалось.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.07.2017 г. № А41-98518/2015

Суд указал на необоснованность довода о не пропуске трехлетнего срока на обращение за возвратом налога за декабрь 2012 года (уплачен в январе 2013 года), поскольку спорная сумма образовалась в январе 2012 года при исполнении платежного поручения от 13.02.2012, также отметив, что поскольку с рассматриваемым заявлением общество обратилось 30.11.2015, то трехлетний срок заявителем пропущен. Также суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции о том, что поскольку спорные суммы не являются налогом, а заявитель осуществлял перечисление собственных денежных средств в бюджет при отсутствии на то оснований, статус налогового агента, права которого идентичны правам налогоплательщика, у общества отсутствует и, следовательно, отсутствуют основания для применения в данном случае сформировавшегося судебной практикой правила об исчислении срока на возврат налога с последнего дня для представления налоговой отчетности по итогам налогового периода.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.07.2017 г. № А40-215012/2016

Суд апелляционной инстанции, удовлетворяя заявленные требования, пришел к выводам о том, что договоры с подрядчиками заключались в рамках заключенных договоров с заказчиками, привлечение подрядчиков было выгодным и целесообразным, имело деловую цель; подрядчики привлекались только на часть работ, как правило, связанных с согласованием проектов и договоров с государственными органами и эксплуатирующими организациями, а также в случаях, когда общество в силу объективных причин было вынуждено это делать (отсутствие нужных ресурсов в определенный момент времени), отметив, что в ходе налоговой проверки инспекцией допрошены только отдельные лица (четыре человека) из множества заказчиков общества; перед допрашиваемыми лицами налоговым органом ставились вопросы, которые не относятся к их компетенции, должностным обязанностям, и ответы на которые такие лица не могли дать в принципе в силу отсутствия у них информации; допрашиваемые лица подтвердили оказание услуг и выполнение работ для заказчиков общества и их приемку; существо поставленных вопросов и круг лиц, перед которыми они ставились, свидетельствуют о непонимании инспекцией деятельности общества, предмета и условий заключенных с заказчиками договоров, а также непонимании деловой практики в отношениях между коммерческими организациями. Кроме того, суд апелляционной инстанции указал на допущенные нарушения прав общества при привлечении налоговым органом специалиста для фактического проведения не назначенного в соответствии со ст. 95 НК РФ почерковедческого экспертного исследования, в связи с чем пришел к выводу о недопустимости представленного инспекцией доказательства.