Пантюшов Олег Викторович адвокат
Рег. №77/8992 в реестре адвокатов города Москвы, специалист по налоговому законодательству. Выпускник МГЮА им. О.Е. Кутафина. Автор более 50 публикаций по проблемам налогового законодательства в российских и зарубежных юридических журналах.

Наличие необоснованной налоговой выгоды

Налоговые органы вправе доказать, что заключенные сделки являются ничтожными  и это привело к неправильному исчислению и уплате налогов. Ничтожность сделки и умысел налогоплательщика на уход от налогов – необходимые условия, которые должны существовать неразрывно, для изменения налоговых обязательств участников сделки налоговой службой.

Наличие необоснованной налоговой выгоды почти всегда сопряжено с ничтожными сделками. Налоговый орган выявляет получение необоснованной налоговой выгоды на основании анализа заключенных гражданско-правовых сделок. 

Сделка, лишенная экономического смысла и (или) разумной деловой цели, представляет собой соглашение, которое сложно определить в качестве сделки, т.к. смысл любой сделки состоит в достижении правового результата, который является следствием исполнения сделки.   Заключение же соглашений, права и обязанности, из которых в реальности не возникают (мнимость сделки) или возникают, но другие (притворность), означает ничтожность данных соглашений.

Д.И. Мейер указывал, что «…если не наступают прямые последствия сделки - те последствия, которые влекла бы она за собой, будучи действительной, то отсюда не следует еще, что сделка лишена всякого юридического значения». (Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 1 (по изд. 1902 г.). М.: Статут, 1997. С. 204.)

Налогоплательщики, которые заключают сделки, которые представляют собой искусственные юридические конструкции, с целью получения необоснованной налоговой выгоды и без исполнения обязательств, вытекающих из заключенных сделок, либо с целью прикрыть действительные отношения, заключают ничтожные соглашения.   Таким образом, необоснованная налоговая выгода и ничтожность сделки, как правило, это взаимообусловленные явления. Добросовестность налогоплательщика опровергается наличием соглашений, которые являются «пустышками», т.к. не наполнены экономическим содержанием.

Существенное значение имеет факт исполнения сделки. Так, если сделка заключена хотя и с пороком, но реально исполнена, то факт порочности сделки не всегда влечет налоговые последствия в виде наличия необоснованной налоговой выгоды. Исполнение недействительной, ничтожной, незаключенной сделки само по себе не означает, что бюджет понес налоговые потери. Ничтожность сделки предоставляет право налоговому органу изменить налоговые обязательства участников такой сделки. Ничтожность исключает учет хозяйственных операций в целях исчисления налогов в соответствии с условиями сделки, признанной ничтожной.

Налоговые органы вправе вмешиваться в гражданско-правовые отношения исключительно в случаях наличия ущерба бюджету, причиненного умышленными действиями налогоплательщиков, что должно быть доказано налоговой инспекцией.  НК РФ не определяет правовые последствия признания сделок недействительными для целей налогообложения. Согласно ст.167 ГК РФ недействительная сделка не влечет иных правовых последствий в гражданско-правовой сфере, кроме как вытекающих из факта недействительности. В налоговых отношениях факт недействительности сделки не всегда означает, что налоговые обязанности определены неправильно.

Недействительность (ничтожность) сделки не имеет значения для целей налогообложения, пока интересы бюджета не нарушены. Наличие причинно-следственной связи между недействительностью (ничтожностью) и нарушением налоговой обязанности является обязательным для проявления интереса налоговой службой к сделкам. Ввиду сказанного, исполнение недействительной (ничтожной) сделки само по себе не означает нарушение налоговой обязанности. Порочность сделки не всегда означает, что налоговые обязательства определены неправильно. Отсутствует прямая связь между исполнением порочной сделки и неправильным исчислением суммы налогов, положенных к уплате.