Пантюшов Олег Викторович адвокат
Рег. №77/8992 в реестре адвокатов города Москвы, специалист по налоговому законодательству. Выпускник МГЮА им. О.Е. Кутафина. Автор более 50 публикаций по проблемам налогового законодательства в российских и зарубежных юридических журналах.

Переквалификация сделки в рамках налоговых отношений

Понятие «юридическая переквалификация» сделки не определено в налоговом законодательстве. В гражданском законодательстве также нет легального определения данного понятия. Это создает дополнительные трудности при применении пп.2 п.3 ст.45 НК РФ. Данный механизм сам по себе заключает в себе противоречие, которое сложно разрешить в рамках действующего законодательства. Переквалификация сделки в рамках налоговых отношений, в конечном счете,  сводится к установлению факта ничтожности сделки как причины получения необоснованной налоговой выгоды и, соответственно,  доначислению налогов. Признание сделки ничтожной не может означать, что произошла переквалификация из сделки действительной в сделку ничтожную.  Переквалификация, если и имеет место, то лишь при выявлении притворности сделки. В странах общего права в налоговых целях активно используются судебные доктрины. В странах романо-германской правовой семьи применяются различные концепции, позволяющие разграничить понятия «оптимизация налогообложения» и «уклонение от уплаты налогов». В России, как известно, используется понятие «налоговая выгода».

Налоговые органы не всегда могут правильно квалифицировать хозяйственные операции субъектов экономической деятельности,  и часто делают ошибочные выводы, что приводит к налоговым спорам.  В рамках налогового спора суды выясняют существо гражданско-правовых отношений налогоплательщиков, реальность заключенных хозяйственных договоров, устанавливают действительные экономические отношения хозяйствующих субъектов. Вместе с тем, налоговые органы не могут оценивать сделки на предмет их экономической целесообразности.

Выявления налоговой службой  факта ничтожности сделки исключает обращение в суд  с иском о признании сделки недействительной в силу п.1 ст.166 ГК РФ. Сделки, которые заключены только на бумаге и без реального исполнения выступают признаком получении необоснованной налоговой выгоды. В этой ситуации налоговый орган определяет налоговые последствия без учета хозяйственных операций, которые не были реализованы. 

Установление факта ничтожности сделки происходит во внесудебном порядке и всегда связано с получением необоснованной налоговой выгоды. Вывод о ничтожности сделки обычно всегда является основанием для доначисления налогов.

В Постановлении ВАС РФ  от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Как видно, налоговый орган вправе дать оценку сделкам налогоплательщика на предмет их соответствия экономическому смыслу и (или) деловой цели. Отсутствие экономического смысла или деловой цели сделки, по сути, равнозначно ничтожности заключенных соглашений.

Налоговый орган обязан представить в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.

Вывод о наличии необоснованной налоговой выгоде должен быть основан на объективной информации, подтверждающей, что действия налогоплательщика были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий и не имели разумной деловой цели.